Письмо Онищенко

Ответ Роспотребсоюза на письмо АРБ "Об уступке банками прав требования по долгам физических лиц коллекторским компаниям"


МИНИСТЕРСТВО ЗДРАВОХРАНЕНИЯ
и СОЦИАЛЬНОГО РАЗВИТИЯ
РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ФЕДЕРАЛЬНАЯ СЛУЖБА ПО НАДЗОРУ
В СФЕРЕ ЗАЩИТЫ ПРАВ ПОТРЕБИТЕЛЕЙ
И БЛАГОПОЛУЧИЯ ЧЕЛОВЕКА (РОСПОТРЕБНАДЗОР)

Президенту
Ассоциации российских банков
Г.А.ТОСУНЯНУ


23.07.2010 № 01/10958-10-31
на № А-01/1Е-516 от 07.07.2010

О рассмотрении обращения АРБ

Уважаемый Гарегин Ашотович!

Федеральная служба по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека внимательно и всесторонне рассмотрела Ваше обращение, в котором Вы в довольно категоричной форме безапелляционно констатируете, якобы, ошибочность позиции Роспотребнадзора по поводу неправомерности «уступки кредитными организациями прав требования по долгам физических лиц коллекторским компаниям».

Поскольку аргументация, положенная в основу доводов АРБ, явно не бесспорна, а утверждения о том, что «заемщики... в большинстве случаев злоупотребляют своим правом. Как показывает практика, в абсолютном большинстве случаев жалобы заемщиков необоснованны и призваны лишь «затянуть» время для исполнения обязательств по оплате долгое» являются, как минимум некорректными, считаем, что сделанный в рассматриваемом обращении вывод «о наличии законных оснований у банка для уступки своих прав требования к физическим лицам-гражданам» применительно к «деятельности» коллекторов далеко не очевиден, как это хотелось бы представить банковскому сообществу.

Анализ выраженной в обращении АРБ правовой позиции, по мнению Роспотребнадзора, свидетельствует в целом о том, что в своих суждениях Ассоциация российских банков делает намеренный акцент исключительно на общие принципы и правила правового регулирования гражданских отношений (которые никто в принципе не оспаривает и не опровергает) безотносительно к существу обязательства, основанного на кредитном договоре, и сопутствующих данному обстоятельству особенностей правоотношений сторон, и таким образом «выдает» соответствующие диспозиции главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) за якобы императивные положения ГК РФ. При этом отдельные, но имеющие существенное значение для понимания сути договора цессии, нормы, касающиеся правовых аспектов перехода прав кредитора к другому лицу, АРБ даже не упоминаются.

В этой связи считаем необходимым отметить, что в соответствии с положениями статьи 388 ГК РФ уступка требования кредитором другому лицу допускается, если она не противоречит закону, иным правовым актам или договору. При этом не допускается без согласия должника уступка требования по обязательству, в котором личность кредитора имеет существенное значение для должника.

Вполне очевидно, что в рамках кредитного договора с банком, правосубъектность которого изначально регламентирована специальным законодательством о банках и банковской деятельности, личность кредитора, т.е. как таковой статус коммерческой организации в качестве именно банка – субъекта лицензируемого вида деятельности, не может не иметь для гражданина - заемщика существенного значения на всем протяжении соответствующих правоотношений.

Так называемые коллекторские агентства, не будучи субъектами банковской деятельности, соответственно ни при каких обстоятельствах в данном случае не могут заменить банк в качестве нового кредитора, равнозначного кредитной организации по объему прав и обязанностей, поскольку по смыслу статьи 384 ГК РФ право первоначального кредитора переходит к новому кредитору в том объеме и на тех условиях, которые существовали к моменту перехода права, а такого рода требование при его безусловном соблюдении не должно и не может, по мнению Роспотребнадзора., принципиально менять природу правоотношений между первоначальным кредитором и должником, так как в силу положений пункта 2 статьи 308 ГК РФ «если каждая из сторон по договору несет обязанность в пользу другой стороны, она считается должником другой стороны в том, что обязана сделать в ее пользу, и одновременно ее кредитором в том, что имеет право от нее требовать».

С учетом изложенного, положения статьи 388 ГК РФ абсолютно не тождественны положениям статьи 383 ГК РФ, на которую предпочла сослаться Ассоциация, а статья 386 ГК РФ как аргумент в пользу доводов АРБ вообще не должна рассматриваться, поскольку, закрепляя право должника «выдвигать против требования нового кредитора возражения, которые он имел против первоначального кредитора к моменту получения уведомления о переходе прав по обязательству к новому кредитору», названная норма изначально подразумевает отсутствие спора относительно правомерности как такового перехода права требования.

Кроме того, по одному из императивных правил главы 24 ГК РФ, закрепленному в пункте 2 статьи 385 ГК РФ, «кредитор, уступивший требование другому лицу, обязан передать ему документы, удостоверяющие право требования, и сообщить сведения, имеющие значение для осуществления требования». Таким документом в рамках отношений по кредитному договору (статья 819 ГК РФ) может являться только сам как таковой кредитный договор, требования к форме заключения которого изложены в статье 820 ГК РФ.

Между тем, банк, исходя из нормы, закрепленной в статье 26 «Банковская тайна» Федерального закона от 02.12.1990 № 395-1 «О банках и банковской деятельности», обязан гарантировать «тайну об операциях, о счетах и вкладах своих клиентов и корреспондентов», что делает невозможным соответствующую уступку права требования по обязательствам, возникшим между банком и гражданином-потребителем, коллектору без нарушения приведенных положений названного законодательного акта. К тому же в этом случае перемена лица в обязательстве (если она все-таки состоялась) помимо прочего очевидно не будет позволять должнику (заемщику-потребителю) реализовать свое право на выдвижение против требования нового кредитора (не являющегося исполнителем банковской услуги) возражений, которые он имел (мог иметь) против первоначального кредитора - банка (статья 386 ГК РФ).

В этой связи, т. е. в контексте положений пункта 2 статьи 385 ГК РФ в их причинно-следственной связи с соответствующими положениями главы 42 ГК РФ. представляются более чем спорными рассуждения на тему, изложенные в абзацах 2 и 3 страницы 2 обращения АРБ, согласно которым если происходит уступка коллекторскому агентству банком «только права требования погашения задолженности без передачи каких-либо иных прав и обязанностей по кредитному договору», то «все иные права и обязанности первоначального кредитора-банка в рамках иных обязательств по кредитному договору сохраняются за первоначальным кредитором».

Подобная предлагаемая конструкция правоотношений по договору цессии (исходящая из возможности «дробления» предмета кредитного договора» применительно к отношениям по этому договору, по мнению Роспотребнадзора, не может существовать в принципе, поскольку она помимо прочего противоречит сути кредитного обязательства (пункт 1 статьи 819 ГК РФ), предусматривающего единственную (неделимую) обязанность банка предоставить заемщику кредит в виде определенной суммы денежных средств и соответственно единственную обязанность заемщика, которой корреспондирует соответствующее право требования банка, - возвратить полученную денежную сумму с процентами. Соответственно задолженность по кредитному договору в случае ее возникновения формируется из совокупности денежных средств, подлежащих уплате в счет непосредственно кредита и процентов по нему.

Исходя из понятия обязательства как такового (см. пункт 1 статьи 307 ГК РФ), указанное означает, что передача банком коллектору права требования только (как пишет АРБ) погашения задолженности фактически может выражаться лишь в уступке права требования всего обязательства заемщика целиком, после чего тот должен считаться «полным» должником нового кредитора (суть перемены лица в обязательстве). В результате этого каких-либо иных сопутствующих рассматриваемому виду правоотношений прав и обязанностей прежнего кредитора по отношению к должнику оставаться не может, так как сделка по уступке права требования представляет собой действие первоначального кредитора по отказу от своих прав в отношении должника и передаче их новому кредитору.

Что же касается информационного письма Президиума ВАС РФ от 30.10.2007 № 120 «Обзор практики применения арбитражными судами положений главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации», то сделанная на него ссылка не состоятельна юридически, ибо названное письмо, адресуемое в информационных целях арбитражным судам, носит по отношению к ним рекомендательный характер и не является нормой права. К тому же в качестве соответствующего примера, приведенного в его пункте 2, фигурируют материалы некоего дела с до конца неизвестным результатом, участниками которого являлись только юридические лица. При этом предметом внимания со стороны Президиума ВАС РФ был вопрос правомерности/неправомерности признания судом ничтожной конкретной сделки между цедентом и цессионарием, в то время как Роспотребнадзор проблему перемены лица в обязательстве по кредитному договору с гражданином-заемщиком рассматривает исключительно с точки зрения законодательства о защите прав потребителей с целью недопущения формирования практики, ведущей к умалению прав граждан, обладающих статусом потребителя в их правоотношениях с исполнителями соответствующих услуг, причем, не только в финансовой сфере.

С учетом всего вышеизложенного, а также принимая во внимание используемые коллекторскими агентствами методы работы с «проблемными заемщиками», Роспотребнадзор подтверждает свою позицию по поводу недопустимости в рамках действующего правового поля практики передачи банками прав кредитора названным организациям, тем более, что это ни в коей мере не способствует укреплению степени доверия граждан как к самим кредитным организациям, так и к предлагаемым ими финансовым продуктам.

О последнем обстоятельстве красноречиво свидетельствует тот факт, что за первое полугодие 2010 года в территориальные органы Роспотребнадзора поступило в 3,6 раза больше соответствующих обращений граждан с жалобами на кредитные организации по сравнению с 2009 годом, в том числе в 2 раза возросло число письменных обращений.

Как следствие - количество внеплановых проверок банков за первое полугодие 2010 года уже почти соответствует их количеству за прошлый год, а общее число проведенных проверок составляет 67% к уровню 2009 года. Число проведенных (проводимых) административных расследований превышает показатель 2009 года в 1,3 раза.

Кроме того, если за два предыдущих года в отношении кредитных организаций было предъявлено 9 исков в защиту неопределенного круга потребителей (удовлетворено - 3), то за первое полугодие 2010 года - из предъявленных 25 исков удовлетворено 17.

На этом фоне Росоотребеадзор предлагает АРБ консолидировать в рамках подписанного Соглашения о сотрудничестве усилия по недопущению системных нарушений прав потребителей на рынке финансовых услуг, что не исключает совместное рассмотрение вопросов, касающихся, в том числе, коллекторского бизнеса, в рамках работы предложенного Вами Экспертного совета.

Руководитель
Г.Г.Онищенко

Комментариев нет: