пятница, 10 января 2014 г.

«Тайное место» или Где на Руси жить хорошо

№ 3 (295) от 26 января 2012 [«Аргументы Недели», Владимир ЛЕОНОВ ]

«Тайное место»
Оказывается, в России есть уникальный район, откуда молодёжь не рвётся в столицы. Средний по размерам, он конкурирует по экономическим показателям сельского производства с целыми областями и республиками. На каждого жителя, включая пенсионеров и младенцев, приходится 1350 кг зерна, три с лишним тонны сахарной свёклы, 650 кг молока, тонна мяса и почти тысяча яиц.
Политическая дорога
О
стаётся только удивляться – почему о таком феномене не знает вся страна? Ответ подсказала дежурная муниципальной гостиницы: «У нас здесь тайное место. Живём лучше всех, но никто об этом не знает. И пусть не знают – нам жить спокойнее». Но люди о «тайном месте» всё же прознали, цена на обычную избу-пятистенку зашкаливает далеко за миллион рублей. Странно, что кремлёвские пиарщики это тоже прозевали.

Лискинский район находится не слишком далеко от губернского Воронежа, около 100 километров по трассе М-4 «Дон». Потом в сторону ещё километров 20 по ухоженной дороге, которую в самое ближайшее время явно собираются расширять. И совершенно удивительное зрелище – все тополя придорожной лесополосы, как с выставки: ровненькие, аккуратно побелённые у основания. Уже потом узнал, что глава района называет это шоссе «политическим» – едет, например, в Лиски областное начальство с намерением устроить разнос за какую-нибудь выдуманную провинность (попыток подбросить компромат было не счесть) и постепенно смягчается душой. Кругом порядок и лепота, за деревьями то здесь, то там возникают суперсовременные животноводческие комплексы, аккуратные домишки сёл и деревень.
Если не брать заведомых аутсайдеров, можно сравнить, например, суточный надой в мясо-молочной Костромской области и здесь. Район – 200 тонн. Костромская область – 205. Костромская не показатель? Пожалуйста: Курганская – 182 тонны, Новгородская – 137.
А потом дорога вылетает на длиннющий мост над рекой Дон и сразу открывается панорама райцентра, солнце, отражённое сусальной позолотой белоснежного красавца храма, бьёт искрами по глазам. Тротуары в центре и у значимых объектов вымощены по московской моде брусчаткой. На привокзальной площади памятник – ангел-хранитель города. И вокзал такой «взрослый», не полустанок какой-нибудь. В пятидесятитысячном городе есть всё: витрины торговых центров, кафе и рестораны. На трёх муниципальных рынках идёт бойкая торговля. Никакой дискриминации – древняя бабуля продаёт собственноручно выращенную фасоль и семечки, рядом азербайджанские гранаты и помидоры, в мясо-молочном павильоне товар в основном местного производства – от сала и сыров до копчёных индеек. Глава Лискинского района Виктор Шевцов рассказывает, что на него много раз сверху давили – рынки, дескать, надо приватизировать:
– Не понимаю, зачем? Нормально работают, прибыль в бюджет приносят. Правда, наши юристы нашли способ их оставить под крылом муниципальных властей.
Автотранспортное предприятие тоже не спешат отдавать. Резоны те же. Аккуратные автобусы бегают по городу и району, никаких убытков, зато социальную функцию исправно несут. Стоимость проезда зависит от расстояния, в среднем 10–15 рублей.
У муниципальных властей хватает сил помогать строить храм, новое здание для райотдела полиции и ещё множество других, не менее важных объектов. Шевцов считает, что руководитель обязан холить и лелеять спорт и культуру. Не просто, как обязанность и нагрузку, а любить. Это два вектора, способных сделать провинциальную жизнь привлекательной, внести изюминку. Отсюда и футбольная команда во 2-м дивизионе (а это, как правило, привилегия областных центров), бассейны, ледовый дворец и стадионы. В городе краеведческий музей с картинной галереей – Коровин, Кончаловский, ученики Репина. Картинная галерея построена недавно, на недоимки предприятий по налогам. 20 тыс. экспонатов. Директор Александр Аникеев одновременно является главным функционером КПРФ в районе. На вопрос: «Где Ленин?» привычно отвечает: «В подполье!» Картины и бюсты вождя он бережно спрятал в подвальном помещении.
Животноводы – это не игра!
Б
огатство района держится на производстве. Возьмём ордена Трудового Красного Знамени Сельскохозяйственный производственный кооператив (СПК) «Лискинский». Хозяйство сохранило коллективную форму собственности, основанную на паевом участии. Остались, по сути, колхозом. Акционироваться не спешат – зачем? 47 млн. руб. прибыли, долгов нет: «Долг для нас – ЧП!»

К технике подход крестьянский – копейка рубль бережёт. От минских тракторов не отказываются, там, где их выгодно использовать. Комбайны ростовские – по качеству они на высоте, чтобы две недели в году убирать зерновые, нет смысла вкладываться в иномарки. Но там, где техника работает каждый день – с весны до осени, иномарки вне конкуренции. Управляются по системе GPS, допуск 3 сантиметра. Механизатору остаётся контролировать да разворот обеспечить. Директор Александр Аносов говорит, ребята-механизаторы все свои, местные:
– Молодые, кто техникум закончил, кто после армии. И шофера такие же.
На весь энергичный, промышленно-бурный район наберётся не больше сотни мигрантов-гастарбайтеров. Выходит, реально обходиться собственными трудовыми ресурсами.
Аносов совсем не похож на руководителя крупного хозяйства – балагур, в глазах смешинки. Внешне чем-то неуловимо напоминает артиста Винокура:
– У нас есть общежитие – вдруг кто-то из другого района, молодожёны например, к нам и попросится? Мы им выделяем комнату, присматриваемся, на что способны. Через годик встречаюсь с основными работниками, спрашиваю: «Маш, а как тебе Татьяна?» – она мне: «Толк будет!» И мы покупаем Татьяне с мужем квартиру. Но таких немного, мы кадрами обеспечены.
Просто фильм «Девчата». Из села народ не бежит. Исключение – те, кто выучился на «городские» профессии. Зато в хозяйстве работают восемь человек из райцентра, проблем с транспортом нет, практически у каждого дома стоит легковушка.
Специализация хозяйства – производство говядины, 2 тыс. тонн в год. 7 тыс. га пашни, 7500 бычков на откорме и 900 коров – дойное стадо. 5 тыс. 500 тонн молока сдают известному воронежскому заводу молочных продуктов «Вкуснотеево». Подсобное хозяйство для собственного потребления, как говорит Александр Иванович: «Полсотни голов свининок, столько же баранчиков. А как же? Люди работают, в обед надо кормить, в полдник кормить! А если нужно, мы и завтрак в поле или на ферму привезём».
Селекционную работу хозяйство ведёт в молочном животноводстве. А бычков берут отовсюду – там, где откормом на мясо заниматься не хотят или не могут. Их выхаживают, доводят до «товарного» веса в полтонны.
Структура посевных площадей рассчитана так, чтобы полностью обеспечить кормами всё поголовье, покупать нет надобности. Я пошутил:
– Обнеси ваше предприятие забором – выдюжите на самообеспечении?
– Нет проблем! Всё своё. У нас даже парикмахерская не хуже, чем в Воронеже. Как мероприятие, так девчата все с причёсками, загляденье.
По показателям, СПК «Лис­кинский» был по стране на 8-м месте. Последние несколько лет – явный рост, но Минсельхоз России почему-то перестал выводить и публиковать сотню лучших. А в районе есть, признанный всероссийский лидер ОАО «Маяк» – там 14 тыс. голов крупного рогатого скота.
Секрет благоденствия, по Шевцову
В
есь мир борется за рабочие места. А у нас крик стоит – село распадается, школы умирают. Но когда в конкретной местности есть серьёзный производитель, рядом обязательно возникнут магазин, заправка, кирпичный заводик, медпункт. Серьёзное производство на селе – это животноводство. Заодно перерабатывающие производства загружаются. Как говорит Шевцов, «проблема может возникнуть только одна – если ума нет, да ещё воруешь. Но это уже субъективный фактор, государство тут ни при чём. Я таким говорю – воруй с прибыли! Нет, всё норовят отщипнуть с каждого рубля, проходящего через кассу. У нас они не задерживаются».

Он доволен сегодняшним положением вещей:
– Мы дожили до тех времён, когда животноводство стало прибыльным. Двадцать лет сохраняли, бились за него, наконец, получаем дивиденды. Когда мне рассказывают о передовых агропредприятиях страны, если они не занимаются животноводством, то для меня тема закрыта. В полеводстве на 4 тысячи га пашни, это среднее хозяйство, требуются 5–7 механизаторов, часто «пришлых» – урожай собрали, до весны исчезли.
– То есть вы считаете полеводство делом простым?
– Никаких сложностей. Посеяли, запустили опрыскиватель, обработали, пришли комбайны – смолотили. А в том же «Лискинком» работают четыре сотни человек, хозяйство платит серьёзные налоги. Оно кормит с учётом членов семей минимум 1500 людей. И хорошо кормит!
Выходит, рекордные урожаи зерновых не проблема, могут быть ещё «рекорднее». Для этого, правда, нужна нормальная техника, вменяемая стоимость горюче-смазочных материалов иминимум людей. То-то не раз и не два я ломал голову – вроде хозяйство крепкое, урожаи снимает хорошие, а «базовая» деревня в разрухе – избы зияют провалами пустых окон или вообще заколочены в стиле «все ушли на фронт». Только война давно закончилась.
Не самый крупный Лискинский район, один из 32 субъектов Воронежской области, имея всего 100 тыс. га пашни, произвёл в 2010 г. основной сельскохозяйственной продукции больше, чем целая Волгоградская или Тамбовская область. Вы можете представить, каков нереализованный потенциал у отечественного сельского хозяйства? Если ему «ума» дать, то нефть и газ уйдут на второй план. Мы же полмира прокормить сможем.
Досье «АН»: глава района
Шевцов Виктор Владимирович родился в 1948 году. В 1967-м окончил техникум и стал агрономом. Потом был Воронежский сельхозинститут и Ростовская ВПШ. Во главе района, с коротким перерывом, без малого четверть века. В 1989 г. стал секретарём Воронежского обкома КПСС, был избран народным депутатом РФ. Как сам говорит, в обкоме не прижился, «не та атмосфера»: «Хорошо, не успел даже квартиру получить». И в 1990-м вернулся в район, был избран председателем Лискинского горрайсовета народных депутатов. Позже четырежды всенародно избирался главой района.
Сейчас это единственный район области, газифицированный на 100%, – личная инициатива Шевцова. Одно из немногих исключений – его собственная дача. В летний домик подводить газ не положено. Долго бился за мост через Дон, чтобы объединить право- и левобережную части района. Соединили! Где-то школы закрывают, а в Лискинском районе введены в строй сразу три. По всей стране предприятия избавляются от непрофильных активов, а здесь строят спортивно-оздоровительные комплексы.
На самый трудный для множества руководителей районного уровня вопрос про крышевание бизнесменов и целых предприятий отвечает коротко: «Я не буду себя уважать, если в районе кто-то начнёт обирать предпринимателей». Может, это и есть главный секрет, почему здесь жить хорошо?
Догнать и перегнать Лиски – это уже фантастика. Удивляет другое – как Москва прошляпила такого руководителя, как Шевцов? Или там созидатели не требуются? Впрочем, понятно – он не питерский, да и членом всемирно известного дачного кооператива «Озеро» никогда не был. 





Комментариев нет: